Перейти к основному содержанию

Статья 39 УПК РФ. Руководитель следственного органа

Новая редакция Ст. 39 УПК РФ

1. Руководитель следственного органа уполномочен:

1) поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству;

2) проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя;

2.1) отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования;

3) давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения, лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении;

4) давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства;

5) разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы;

6) отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований настоящего Кодекса;

7) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа в порядке, установленном настоящим Кодексом;

8) продлевать срок предварительного расследования;

9) утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу, а также об осуществлении государственной защиты;

10) давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решения прокурора, вынесенного в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 настоящего Кодекса;

11) возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;

12) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

2. Руководитель следственного органа вправе возбудить уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом, принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя или руководителя следственной группы, предусмотренными настоящим Кодексом.

3. Указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Указания руководителя следственного органа могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения. При этом следователь вправе представить руководителю вышестоящего следственного органа материалы уголовного дела и письменные возражения на указания руководителя следственного органа.

4. Руководитель следственного органа рассматривает в срок не позднее 5 суток требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, а также письменные возражения следователя на указанные требования и сообщает прокурору об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении допущенных нарушений либо выносит мотивированное постановление о несогласии с требованиями прокурора, которое в течение 5 суток направляет прокурору.

5. Полномочия руководителя следственного органа, предусмотренные настоящей статьей, осуществляют Председатель Следственного комитета Российской Федерации, руководители следственных органов Следственного комитета Российской Федерации по субъектам Российской Федерации, по районам, городам, их заместители, а также руководители следственных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти), их территориальных органов по субъектам Российской Федерации, по районам, городам, их заместители, иные руководители следственных органов и их заместители, объем процессуальных полномочий которых устанавливается Председателем Следственного комитета Российской Федерации, руководителями следственных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти).

Комментарий к Статье 39 УПК РФ

1. О понятии "руководитель следственного органа" см. комментарий к ст. 5 УПК РФ.

2. На руководителя следственного органа возложена обязанность осуществления процессуального контроля за всей без исключения уголовно-процессуальной деятельностью следователей.

3. Руководитель следственного органа вправе проверять не только материалы предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении и уголовные дела, находящиеся в производстве следователя, но и материалы по исполнению поручений, поступивших из других органов предварительного следствия. В соответствии с ч. 3 ст. 144 УПК РФ руководитель следственного органа вправе продлять срок проверки заявления (сообщения) о преступлении до 10 суток, а при необходимости проведения документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий по ходатайству следователя (дознавателя и др.) - до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления.

4. Формулировка п. 2.1 ч. 1 к.с. небезупречна. Во-первых, уголовное дело не может находиться в производстве следственного органа. Даже если в подчинении у руководителя следственного органа находится всего один следователь, все равно следственный орган и в этой ситуации состоит из двух должностных лиц, каждый из которых в уголовном процессе выступает в качестве самостоятельного органа предварительного следствия. Такими органами предварительного следствия будет как следователь, так и руководитель следственного органа. "Следственный орган" в отрыве от термина "руководитель следственного органа" - не процессуальное, а, скорее, организационно-штатное (административно-управленческое) понятие. Нет такого субъекта уголовного процесса, как следственный орган. Не предусмотрел УПК РФ прав и обязанностей такового. Тем более в законе не закреплено право следственного органа принимать уголовные дела к своему производству.

5. Дело, по которому руководитель следственного органа вправе принять предусмотренное п. 2.1 ч. 1 к.с. процессуальное решение, находится в производстве не подчиненного следственного органа, а подчиненного следователя либо следственной группы, которой он (руководитель следственного органа) ранее поручил производство предварительного следствия. Думается, руководитель следственного органа вправе отменить также незаконные и (или) необоснованные постановления, находящиеся в уголовном деле, принятом им к своему производству. Конечно, он сам себе не подчинен. Однако он является одним из лиц, составляющих возглавляемое им следственное подразделение ("подчиненный следственный орган").

6. Во-вторых, небезупречно и использованное законодателем в п. 2.1 ч. 1 к.с. выражение "руководитель, следователь (дознаватель) другого органа предварительного расследования". Дознаватель другого органа предварительного расследования еще может быть исходя из того, что в УПК РФ предусмотрен статус органа дознания, а орган дознания является органом предварительного расследования. Но что это за субъект - "следователь другого органа предварительного расследования"?

7. Не может быть следователя какого-то органа предварительного расследования, так как сам следователь органом предварительного расследования и является. Следователь может быть одним из субъектов, составляющих самостоятельный орган предварительного расследования, только в ситуации производства предварительного расследования следственной группой. Но и в такой ситуации его правильнее именовать руководителем или членом следственной группы, а не следователем другого органа предварительного расследования. Следователем в такой ситуации он является лишь по должности, а в уголовном процессе у него иной статус. Статус следователя в уголовном процессе равнообъемен статусу органа предварительного следствия. А орган предварительного следствия наряду с органом дознания является разновидностью органа предварительного расследования.

8. В УПК РФ устоялись термины "начальник органа дознания", а равно руководители следственных групп (групп дознавателей). Именно они только и могут именоваться руководителями органа предварительного расследования. Начальник органа дознания возглавляет орган дознания (ст. 40 УПК РФ), руководитель следственной группы - следственную группу (ст. 163 УПК РФ) и соответственно руководитель группы дознавателей - группу дознавателей (ст. 223.2 УПК РФ).

9. Хотелось бы к числу "руководителей органа предварительного расследования" отнести и руководителя следственного органа. Однако буквальное толкование наименования данного субъекта уголовного процесса, как, впрочем, его место и назначение в уголовном процессе, сделать это не позволяет. Руководитель следственного органа не является руководителем следователя. Обычно он является начальником нескольких следователей, и поэтому если уж именовать его соответствующим руководителем, то не органа предварительного расследования, а органов предварительного расследования. Но и данная его характеристика остается сделанной с большой натяжкой. Руководитель следственного органа является начальником следственного отдела (управления и т.п.). Его назначение не руководить следователем, а организовать и контролировать работу всех следователей возглавляемого им подразделения. В то же время любой руководитель следственного органа одновременно сам является органом предварительного расследования.

10. Произведенный анализ перечня субъектов, чьи незаконные и (или) необоснованные постановления вправе отменять руководитель следственного органа, привел нас к мысли, что не стоит здесь пытаться перечислить всех тех, кто может таковые вынести. Достаточно упомянуть, что речь идет о постановлениях (решениях) другого органа предварительного расследования. В этом случае у руководителя следственного органа появится право отменить и постановление начальника подразделения дознания, и решение члена следственной группы (группы дознавателей) и даже следователя-криминалиста.

11. Именно поэтому мы бы предложили несколько иную редакцию п. 2.1 ч. 1 к.с.: "Руководитель следственного органа уполномочен... отменять незаконные и (или) необоснованные постановления другого органа предварительного расследования, если эти документы являются частью уголовного дела, находящегося в его производстве, в производстве созданной им следственной группы либо подчиненного ему следователя;". Пока же мы можем лишь рекомендовать в указанном смысле толковать заложенную в п. 2.1 ч. 1 к.с. законодателем идею.

12. Право поручать производство предварительного следствия означает, что руководитель следственного органа может обязать следователя как минимум:

- возбудить уголовное дело и приступить к производству предварительного следствия;

- принять к производству уже возбужденное другим следователем уголовное дело (в связи, к примеру, с уходом последнего в отпуск) и приступить к предварительному следствию;

- приступить к предварительному следствию по уголовному делу, по которому органом дознания в соответствии со ст. 157 УПК РФ производятся неотложные следственные действия.

13. Исходя из содержания данной статьи руководитель следственного органа не дает указаний об отмене и изменении меры пресечения, о временном отстранении от должности, о признании лица гражданским истцом или о привлечении в качестве гражданского ответчика и т.п.

14. Руководитель следственного органа тем не менее должен отвечать за соблюдение законности любым из его подчиненных. Однако, когда в к.с. реализуемое на практике правомочие руководителя следственного органа не упомянуто, оно им применяется не в рамках уголовного процесса и часто вообще не в рамках права. Практику согласования ряда процессуальных решений следователя с руководителем следственного органа, когда такой обязанности следователя в законе не содержится, пока можно расценить лишь как дополнительную гарантию соблюдения прав и законных интересов личности в уголовном процессе.

15. Устные указания руководителя следственного органа по уголовному делу следователю согласно буквальному толкованию закона не имеют для последнего обязательной силы.

16. Осуществляя контроль за правильностью составления обвинительного заключения, постановления о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера, постановления о прекращении уголовного дела, а также при передаче дела прокурору для направления другому органу предварительного расследования, руководитель следственного органа обязан проверить наличие в деле документов, в которых отражено место нахождения вещественных доказательств, предметов и ценностей, изъятых по делу, сверить их с записями в книге учета вещественных доказательств.

17. Руководители следственных органов обязаны не реже одного раза в год проверять состояние и условия хранения вещественных доказательств, правильность ведения документов по их приему и учету. О результатах проверки составляется акт, направляемый вышестоящему руководству, обязанному принимать меры к оборудованию специальных помещений и хранилищ для вещественных доказательств, ценностей и иного имущества, требовать обеспечения надлежащих условий их хранения <233>.

--------------------------------
<233> См.: Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. N 34/15.

18. Руководитель следственного органа вправе возбуждать уголовные дела публичного обвинения. Ему же предоставлено право возбуждать уголовные дела о любом преступлении частного и частно-публичного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

19. Последовательным в этой связи представляется и возложение на руководителя следственного органа обязанности принять, проверить заявление (сообщение) о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного заявления (сообщения). Данное полномочие продублировано и п. 3 ч. 1 к.с., которым руководителю следственного органа предоставлено право "лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении", по результатам такого рассмотрения принимать одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

20. При принятии последнего из решений организовать сохранение следов преступления.

21. Право вынесения руководителем следственного органа решения об отказе в возбуждении уголовного дела закреплено также в ст. 148 УПК РФ. Помимо того что руководитель следственного органа теперь перечислен среди должностных лиц, уполномоченных принимать соответствующее процессуальное решение, действующая редакция ч. ч. 4 и 6 ст. 148 УПК РФ указывает на то, что отменять постановление об отказе (в отличие от постановления о возбуждении) в возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем, вправе не только руководитель следственного органа, но и прокурор.

22. Руководителю следственного органа предоставлена возможность "проверять материалы проверки сообщения о преступлении" (п. 2 ч. 1 к.с.) на любом этапе рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении. Редакция ч. 1 ст. 144 УПК РФ наделила руководителя следственного органа правом получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

23. Ведь без наличия данных полномочий ему просто невозможно будет реализовать право возбуждать уголовные дела. Названное процессуальное решение принимается на основе анализа собранных материалов предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. А доступ к таковым имеется лишь у лица, рассматривающего и разрешающего заявление (сообщение) о преступлении либо проверяющего законность (обоснованность) осуществления названного вида деятельности.

24. Ранее руководитель следственного органа имел право проверять лишь материалы уже возбужденного уголовного дела. В настоящее время имеется правовая основа осуществления процессуального контроля за следователем и на более ранней стадии уголовного процесса. Между тем сама формулировка рассматриваемого полномочия руководителя следственного органа не вполне точно отражает ту идею, которую намеревался закрепить в п. 2 ч. 1 к.с. законодатель.

25. Руководителю следственного органа предоставлено право "проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя". В анализируемой фразе дважды использован разделительный союз "или", что вполне может привести к неправильному толкованию указанной нормы права. Руководителю следственного органа следовало предоставить право "проверять материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении и (или) материалы уголовного дела, отменять незаконные и (или) необоснованные постановления следователя". Тогда ни у кого не сможет возникнуть сомнений в наличии у руководителя следственного органа права сначала проверить материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении, а после возбуждения уголовного дела еще и материалы уголовного дела, причем получить их для проверки вместе, а не только те материалы, которые были собраны следователем после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. То же самое можно сказать о законности и обоснованности постановлений следователя. Одно и то же решение может быть как незаконным, так и необоснованным. Между тем незаконное и необоснованное постановление, несомненно, также должно быть отменено.

26. Полномочия руководителя следственного органа с первых дней появления данной фигуры в уголовном процессе указывали на то, что им осуществляется уголовное преследование, по меньшей мере путем принятия к своему производству уголовного дела и осуществления по нему предварительного следствия. Однако в ст. 21 УПК РФ, всецело посвященной институту уголовного преследования, о данной его функции долгое время не упоминалось. В этой связи не было ясно осуществление уголовного преследования - это обязанность или право руководителя следственного органа? Внесение в ч. 3 ст. 21 УПК РФ изменений послужило ответом на данный вопрос. Исходя из действующей редакции ч. ч. 1 и 2 ст. 21 УПК РФ уголовное преследование не является обязанностью руководителя следственного органа. В то же время в ч. 3 ст. 21 УПК РФ продублировано право руководителя следственного органа осуществлять уголовное преследование путем возбуждения уголовных дел о преступлениях частного и частно-публичного обвинения, при отсутствии заявления потерпевшего (его законного представителя), если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

27. До вступления в силу Федерального закона от 2 декабря 2008 г. N 226-ФЗ у руководителя следственного органа было право давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене либо изменении меры пресечения и (или) о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения. Однако принимать искомое решение (о даче согласия) он мог, основываясь лишь на материалах уголовного дела, собранных и оформленных самим следователем. Таким образом, руководитель следственного органа лишался возможности оценить все доказательства, которыми располагал следователь. А в частности, он лишался возможности оценить такие важные доказательства, как показания подозреваемого и показания обвиняемого. В настоящее время законодатель устранил эту несправедливость. Им в п. 4 ч. 1 к.с. внесено дополнение, после которого у руководителя следственного органа появилась возможность лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене либо изменении меры пресечения и (или) о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения.

28. Руководителю следственного органа предоставлено также право участвовать в судебном заседании, в котором судьей рассматривается вопрос об избрании подозреваемому (обвиняемому) меры пресечения. Причем он имеет возможность участвовать в таком заседании не только тогда, когда уголовное дело находится в его производстве, но и в случае производства предварительного расследования по уголовному делу подчиненным ему следователем.

29. В настоящее время руководитель следственного органа вправе участвовать и в судебном заседании, в котором проверяется законность и обоснованность его действий (бездействия, решений). Причем ч. 3 ст. 125 УПК РФ сформулирована так, что у суда нет оснований отказать руководителю следственного органа в участии в судебном заседании, где проверяются не его, а подчиненного ему следователя действия (бездействие, решения).

30. Действующая редакция п. 9 ч. 1 к.с. наделяет руководителя следственного органа правом утверждать постановление следователя об осуществлении государственной защиты. Полагаем, что в этой части редакция данной нормы права не вполне последовательна. Согласно ч. 4 ст. 3, ч. 2 ст. 18 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" и ч. 9 ст. 166 УПК РФ руководитель следственного органа не утверждает постановление следователя об осуществлении государственной защиты. Он дает согласие на применение мер безопасности в отношении защищаемых лиц, а равно на вынесение постановления о сохранении в тайне данных о личности потерпевшего, его представителя или свидетеля по уголовным делам, находящимся в производстве подчиненного ему следователя.

31. Данные положения законов не согласуются друг с другом. Как следствие тому, теперь, если руководитель следственного органа утвердит постановление о применении мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и (или) иных защищаемых лиц, он будет действовать не в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 3, ч. 2 ст. 18 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ. Если даст согласие на то же самое, он примет иное, чем предусмотрено ч. 1 к.с., решение. В любом случае появляется "лазейка" для обжалования принятого им решения.

32. Действующая редакция ч. 2 к.с. не только закрепляет право руководителя следственного органа принимать уголовные дела к своему производству, но и предоставляет последнему возможность произвести по нему "предварительное следствие в полном объеме". Но сразу возникает вопрос. Если руководителю следственного органа предоставлено право "принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме", то вправе ли он проводить предварительное следствие по такому делу не в полном объеме? Проведя ряд, по его мнению, необходимых следственных и иных процессуальных действий, воспользоваться другим своим правом и поручить производство предварительного следствия по этому уголовному делу подчиненному ему следователю (нескольким следователям, создать следственную группу)? Думается, что необходимость в этом вполне может возникнуть. Соответственно вряд ли последовательно было бы лишать руководителя следственного органа возможности реализации закрепленного п. 1 ч. 1 к.с. его права только из-за того, что он до этого воспользовался правом, предусмотренным ч. 2 к.с.

33. Так должно быть. Так лучше было бы для практики. Однако несовершенство формулировки ч. 2 к.с. вполне может иметь следствием поднятие вопроса о незаконности передачи руководителем следственного органа уголовного дела, находящегося в его производстве, следователю. И как следствие тому - возникновение сомнений в законности производства следственных действий таким следователем. Каковы возможные последствия этого? Признание в соответствии с требованиями ст. 75 УПК РФ недопустимыми всех собранных по делу следователем доказательств.

34. Именно поэтому мы обращаем внимание законодателя на то, что словосочетание "в полном объеме" в ч. 2 к.с. излишне. Убрав его из текста названной части к.с., он не лишил бы руководителя следственного органа права производства предварительного следствия в полном объеме, но одновременно позволил бы ему произвести таковое не в полном объеме. Тем более что произвести в полном объеме предварительное следствие он сможет лишь в случае личного возбуждения уголовного дела и окончания расследования. Если же, к примеру, неотложные следственные действия по делу выполнил орган дознания (следователь), то принявший к производству уголовное дело руководитель следственного органа уже никак не сможет осуществить по делу предварительное расследование в полном объеме. Ведь часть предварительного расследования по такому делу уже осуществлена другим должностным лицом (органом).

35. Если рассуждать в том же русле, получается, ч. 2 к.с. руководителю следственного органа предоставила одно, а не два права: первое - возбудить уголовное дело, второе - принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме. Он наделен единственным правом - возбудить уголовное дело, принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме. Иначе говоря, не возбудив самостоятельно уголовного дела, руководитель следственного органа не может произвести по делу предварительное следствие. Буквально получается, у него нет права принять к производству уголовное дело, которое ранее было принято к производству каким-либо иным органом предварительного расследования. Ведь принятие уголовного дела к своему производству органом предварительного расследования - это уже часть предварительного расследования. А если какая-то часть предварительного расследования уже имела место, то у руководителя следственного органа нет возможности осуществить по делу предварительное следствие "в полном объеме". Без этой части "объем" будет не полным. В таком "объеме" предварительного следствия будет не хватать действий, осуществленных в начале предварительного расследования.

36. Руководителю следственного органа и ранее принадлежало право принятия решения о соединении уголовных дел. Однако до недавнего времени ч. 3 ст. 153 УПК РФ была слишком краткой. И ее формулировка могла привести к мысли, что названное должностное лицо принимает соответствующие решения и тогда, когда по соединяемым уголовным делам производится дознание. Такой подход к рассматриваемому правовому институту был, бесспорно, не оправдан. Законодатель в этой связи сформулировал действующую редакцию ч. 3 ст. 153 УПК РФ. Руководителю следственного органа сейчас предоставлены права принимать решения о соединении уголовных дел лишь тогда, когда хотя бы одно из уголовных дел находится в его производстве либо производстве подчиненного ему следователя. Решение о соединении уголовных дел о преступлениях, подследственных в соответствии со ст. ст. 150 и 151 УПК РФ разным органам предварительного следствия или органу предварительного следствия и органу дознания, принимает руководитель следственного органа на основании решения прокурора об определении подследственности.

37. Руководителю следственного органа предоставлено право вносить в организацию или соответствующему должностному лицу представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, или других нарушений закона (ч. 2 ст. 158 УПК РФ).

38. Все учреждения, предприятия, организации, должностные лица и граждане обязаны исполнять требования, поручения и запросы руководителя следственного органа, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК РФ. Данное правовое положение прямо закреплено в ч. 4 ст. 21 УПК РФ.

39. Десятилетия обвинительное заключение подписывал не только следователь, в производстве которого находится уголовное дело, но и его непосредственный начальник. В настоящее время это выработанное практикой правовое положение закреплено в УПК РФ.

40. Действующий закон детально регламентировал также действия руководителя следственного органа, получившего от прокурора письменное требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства.

41. Не можем с уверенностью судить, почему законодатель посчитал необходимым именовать в ч. 4 к.с. рассматриваемое полномочие прокурора иначе, чем оно же названо в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, которым настоящее требование в первую очередь и предусмотрено. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ это "требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия". А в ч. 4 к.с. законодатель его именует "требованием об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства". Думается, правильнее было бы именовать в законе это решение прокурора одинаково и соответственно внести необходимые изменения в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. Но законодатель этого не сделал.

42. Согласно ч. 4 к.с. обращение прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства руководителем следственного органа, обязательно должно быть разрешено в течение пяти суток, а не тянуться в течение неопределенного времени. Руководитель следственного органа обязан уведомить прокурора не только о несогласии, но и о согласии с требованием последнего. Не так давно на руководителя следственного органа возлагалась обязанность дать подчиненному ему следователю письменное указание об исполнении требования прокурора. В настоящее время законодатель возлагает на руководителя следственного органа обязанность отменить незаконное или необоснованное постановление следователя и устранить допущенные им нарушения.

43. Коль в настоящее время предусмотрен правовой механизм реагирования руководителем следственного органа на требование об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных и в ходе осуществления досудебной (в том числе и не являющейся дознанием или предварительным следствием) деятельности, то позволительно говорить о наличии у прокурора права заявлять такие требования не только в отношении постановлений, вынесенных на стадии предварительного расследования, но и на стадии возбуждения уголовного дела.

44. Ранее закрепленные в ч. 4 к.с. положения распространялись лишь на нарушения федерального законодательства, допущенные в ходе предварительного следствия. Сейчас руководитель следственного органа обязан рассмотреть в срок не позднее 5 суток требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных "в ходе досудебного производства". Что изменилось? Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, несколько слов нужно сказать о понятиях "предварительное следствие" и "досудебное производство".

45. Досудебное производство состоит из уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Предварительное расследование, в свою очередь, реализуется в форме предварительного следствия и дознания.

46. Что же, у прокурора появилось право требовать от органов предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе производства ими дознания, и, более того, в ходе принятия, регистрации, рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении? Мы полагаем, появилось. Но признаем, что имеет право на существование и несколько иная точка зрения.

47. Она может базироваться на том факте, что законодателем не внесены изменения в редакцию п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. Соответственно, если сравнить статьи, всецело посвященные статусу прокурора и руководителя следственного органа, получится, что законодатель предусмотрел процедуру рассмотрения руководителем следственного органа (ч. 4 к.с.) требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, но самому прокурору разрешил направлять руководителю следственного органа лишь требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.

48. Иначе говоря, предмет изучения руководителем следственного органа требований прокурора об устранении нарушений федерального законодательства расширен. Теперь руководитель вправе рассмотреть требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенные не только в ходе предварительного следствия, но и при производстве следователями Следственного комитета РФ дознания. Полномочия же требовать от органа предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе принятия, регистрации, рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении, законодатель прокурору не предоставил.

49. Почему нам такая (вторая) позиция представляется не столь безупречной? Во-первых, частью 4 к.с. предусмотрено направление руководителю следственного органа "требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства". Соответственно названное право последовательно именовать "предусмотренным УПК РФ правом прокурора".

50. А то обстоятельство, что к.с. называется "Руководитель следственного органа" и соответственно прежде всего посвящена статусу последнего, ни в коей мере не указывает на то обстоятельство, что в этой же статье закона не могут (хотя бы частично) содержаться нормы уголовно-процессуального права, касающиеся других правовых институтов, в том числе прав иного субъекта уголовного процесса, в нашем случае прокурора.

51. В этой связи следует заметить, что в к.с. помимо формулирования основных прав руководителя следственного органа, а равно права прокурора законодатель закрепил некоторые обязанности (исполнять письменные указания руководителя следственного органа) и права (обжаловать указания руководителя следственного органа руководителю вышестоящего следственного органа) следователя (ч. 3 к.с.), уточнил круг органов предварительного следствия (ч. 2 к.с.) и тем самым позволил расширительное толкование термина "следователь", употребленного в статьях УПК РФ, посвященных основаниям, условиям и порядку производства следственных действий и др.

52. Во-вторых, если бы законодатель хотел предоставить прокурору возможность направления руководителю следственного органа требования об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе производства дознания или предварительного следствия, он бы в анализируемом месте ч. 4 к.с. употребил категорию "предварительное расследование", а не "досудебное производство" или же так же, как поступил при формулировании п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, перечислил бы все формы предварительного расследования. То обстоятельство, что в ч. 4 к.с. законодатель речь ведет обо всем досудебном производстве, позволяет утверждать, что им допускается (а значит, таковое является предусмотренным законом правом прокурора) направление прокурором руководителю следственного органа требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных и на стадии возбуждения уголовного дела.

53. Причем уточняем: прокурор в соответствии с ч. 4 к.с. вправе требовать от органов предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, в том числе требовать от руководителя следственного органа отмены незаконного или необоснованного постановления, вынесенного подчиненным ему следователем (а с учетом редакции п. 7 ч. 1 к.с. - равно нижестоящим руководителем следственного органа).

54. На практике постоянно вставал вопрос о возможности отвода руководителя следственного органа, в особенности когда последним уголовное дело принято к своему производству. В настоящее время институт отвода руководителя следственного органа прямо закреплен в законе. Разрешает такой отвод вышестоящий руководитель следственного органа. Законодатель предусмотрел возможность отвода руководителя следственного органа безотносительно того, какую функцию в уголовном процессе последний в данный конкретный момент реализует. Это обстоятельство указывает на то, что руководителю следственного органа отвод может быть заявлен и тогда, когда уголовное дело находится не в его производстве, а в производстве подчиненного ему следователя.

55. Законом предусмотрена также возможность обжалования в суд по месту производства предварительного расследования постановления руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно всех иных решений (действий, бездействия) руководителя следственного органа, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

56. См. также комментарий к ст. ст. 21, 38, 40, 61, 162, 223 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Изменения, внесенные в УПК РФ 5 июня 2007 г., существенно расширили уголовно-процессуальные полномочия руководителя следственного органа. Этот участник процесса со стороны обвинения даже именуется в законе иначе, чем прежде (начальник следственного отдела). Видимо, законодатель стремился подчеркнуть особый характер расследования преступлений по сравнению с деятельностью федеральных органов исполнительной власти и прокуратуры, при которых функционируют следственные подразделения.

2. Руководитель следственного органа получил полномочия, которыми был наделен прокурор: отменять незаконные или необоснованные постановления следователя; давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения; разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы; отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона; отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа в порядке, установленном УПК РФ; продлевать срок предварительного расследования; утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу; возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования; давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование решения прокурора по результатам рассмотрения им дела с обвинительным заключением.

Указанные изменения свидетельствуют о централизации деятельности, связанной с предварительным следствием, и усилении в ней управленческих начал, о замене прокурорского (внешнего) надзора ведомственным (внутренним). Вместе с тем изменение правового положения следственных аппаратов не дает права должностным лицам вышестоящих следственных органов давать руководящие указания по конкретным уголовным делам руководителям и сотрудникам нижестоящих структур.

Руководители следственных органов не вправе подменять следователя и вторгаться в его деятельность, если соответствующий процессуальный вопрос относится исключительно к его компетенции.

3. Согласно ч. 3 комментируемой статьи указания следственного органа, данные в письменном виде, обязательны для исполнения. В данном случае следует иметь в виду, что подобные распоряжения возможны только по вопросам, прямо предусмотренным УПК РФ (п. п. 1, 3, 11 ч. 1, ч. ч. 3 и 4 настоящей статьи).

Правило об обязательности исполнения указаний руководителя следственного органа ограничивает процессуальную самостоятельность следователя. Однако согласно ч. 3 настоящей статьи указания руководителя следственного органа об избрании меры пресечения, проведении следственных действий, требующих судебного решения, привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, а также решение об изъятии уголовного дела и передаче его другому следователю могут быть обжалованы следователем руководителю вышестоящего следственного органа и до рассмотрения им вопроса не исполняются. При этом руководителю вышестоящего следственного органа передаются материалы уголовного дела.

4. Полномочия уголовно-процессуального характера руководителю следственного органа предоставлены в целях осуществления контроля за своевременностью действий следователя по раскрытию преступления и изобличению лиц, виновных в его совершении, иными словами, для повышения эффективности уголовного преследования. Контроль осуществляется с помощью мер, для принятия которых достаточно решения самого руководителя следственного органа.

5. Если руководитель следственного органа принимает дело к своему производству, то он вправе пользоваться всеми полномочиями следователя (руководителя следственной группы) и несет полную ответственность за результаты расследования.

6. Рассмотрение руководителем следственного органа вопроса о возбуждении перед судом ходатайства в случаях, предусмотренных п. 4 ч. 1 настоящей статьи, представляет собой условие законности и эффективности расследования уголовного дела. Изучая ходатайство следователя, он оценивает его, во-первых, с точки зрения обоснованности ограничения конституционного права лица действием или решением, на которое испрашивается согласие. Во-вторых, руководитель обязан обращать внимание на целесообразность планируемого действия или решения. Он должен руководствоваться соображениями о необходимости таких мероприятий для раскрытия преступления и установления истины по конкретному уголовному делу.

7. Разрешение отводов, заявленных следователю, а также рассмотрение самоотводов осуществляются в соответствии с правилами главы 9 настоящего Кодекса.

Отстранение следователя или дознавателя от дальнейшего участия в расследовании, если им нарушены нормы УПК РФ, - это полномочие, позволяющее:

1) разрешить отвод, заявленный следователю или дознавателю;

2) предотвратить возможные в будущем нарушения прав и свобод лиц, участвующих в деле, и создать условия для восстановления уже нарушенных прав и свобод.

8. Передача уголовного дела от одного следователя к другому, предусмотренная п. 1 ч. 1 настоящей статьи, в первую очередь должна рассматриваться как распорядительное полномочие руководителя следственного органа, используемое им, если следователь по объективным причинам не может продолжить расследование (в связи с болезнью, отпуском, необходимостью проводить значительные по объему уголовно-процессуальные мероприятия по другим уголовным делам). Кроме того, передача дела другому следователю может быть осуществлена вследствие отстранения прежнего следователя от расследования дела.

9. Отмена незаконных или необоснованных постановлений нижестоящего руководителя следственного органа может состояться в связи с обращением следователя в порядке, предусмотренном ч. 3 комментируемой статьи.

Право отмены решений органов расследования не распространяется на процессуальные акты, в которых содержится обращенное к суду ходатайство (ч. 2 ст. 29 УПК РФ). Но руководитель следственного органа вправе не поддержать такое ходатайство.

10. О продлении срока расследования см. комментарий к ст. 162 УПК РФ.

11. Полномочие "утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу" может быть понято с учетом иных предписаний настоящего Кодекса. Дело в том, что Кодекс устанавливает правила не о прекращении производства, а о прекращении уголовного дела и уголовного преследования (ст. ст. 24 - 28, 212 - 214 УПК РФ). При этом руководитель следственного органа не утверждает постановления следователя, а в случаях, предусмотренных Кодексом (см. ст. ст. 25, 28 УПК РФ), дает согласие на прекращение уголовного дела или уголовного преследования. В иных случаях, когда решение может быть принято следователем самостоятельно, руководитель следственного органа вправе отменить его (ст. 214 УПК РФ).