Перейти к основному содержанию

Статья 133 УПК РФ. Основания возникновения права на реабилитацию

Новая редакция Ст. 133 УПК РФ

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4-6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, - в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1-4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Статье 133 УПК РФ

1. Понятие реабилитации приведено в п. 34 ч. 1 ст. 5 УПК РФ.

2. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, - за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Причем вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ст. 1070 ГК РФ).

3. Возложение материальной ответственности в связи с незаконным привлечением лица к уголовной ответственности на орган местного самоуправления противоречит закону <635>.

--------------------------------
<635> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 8.

4. Причиненный гражданину в результате уголовного преследования вред подлежит возмещению в полном объеме и в тех случаях, когда он причинен начальником подразделения дознания, следователем-криминалистом, руководителем следственной группы (группы дознавателей) или следственной группой (группой дознавателей) в целом, руководителем следственного органа или судьей, также независимо от вины последних.

5. Своевременно не выплаченные гражданину взысканные денежные суммы согласно ст. 208 ГПК подлежат индексации <636>.

--------------------------------
<636> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2009 года // Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 3 июня 2009 г.

6. В соответствии с положениями ст. ст. 1070, 1100 ГК РФ возмещению подлежит также и моральный вред.

7. Моральный вред, причиненный гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, подлежит возмещению независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ).

8. С учетом положений ч. 2 к.с. и ч. 2 ст. 135 УПК РФ право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции по основаниям, предусмотренным в ч. 2 к.с., так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено по указанным основаниям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и (или) приговор отменен по таким основаниям в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

9. На досудебных стадиях к таким лицам относятся подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 - 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ) или п. п. 1 и 4 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (например, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя (дознавателя и др.) или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела).

10. Применительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию, соответственно относятся: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям; осужденный - в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

11. Право на реабилитацию имеет также лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

12. Исходя из положений Конституции РФ о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, и п. 4 ч. 2 к.с. право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным ч. 2 к.с., по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК, при обвинении в убийстве и краже) <637>.

--------------------------------
<637> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 1.

13. Правом на возмещение вреда обладают все лица, перечисленные в ч. ч. 2 и 3 к.с. Единственное требование - вред должен быть связан с уголовным преследованием. Не обязательно, чтобы указанный вред был причинен после заключения лица под стражу, предъявления ему обвинения и т.п. В правоохранительных органах сложилась практика принуждения подчиненных сотрудников "увольняться по собственному желанию" в связи с решением вопроса о привлечении их в качестве обвиняемого. Такое увольнение обычно осуществляется еще до того, как указанный сотрудник стал обладать статусом подозреваемого или обвиняемого. После реабилитации такой сотрудник имеет право на восстановление в должности и на полное возмещение причиненного ему увольнением вреда.

14. Право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в ч. 2 к.с., имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

15. Ввиду того что уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ч. 1 и ч. 4 ст. 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются.

16. Вместе с тем лицо имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен и уголовное дело прекращено по основаниям, указанным в ч. 2 к.с., в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами либо судом апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по делу постановлен оправдательный приговор.

17. В то же время к лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в ч. 2 к.с., не относятся подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со ст. 105 УК на ч. 4 ст. 111 УК РФ), а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

18. Если указанным лицам при этом был причинен вред, вопросы, связанные с его возмещением, в случаях, предусмотренных ч. 3 к.с. (например, при отмене меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с переквалификацией содеянного с ч. 1 ст. 111 УК на ст. 115 УК, по которой данная мера пресечения применяться не могла), разрешаются в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

19. Освобождение лица от уголовной ответственности, в том числе в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК, не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в таких случаях не влечет за собой реабилитацию лица, совершившего преступление <638>.

--------------------------------
<638> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.

20. Согласно ч. 4 к.с. правила указанной статьи не распространяются на лиц, в отношении которых меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, поскольку прекращение уголовного дела (освобождение от наказания) в указанных случаях само по себе не является свидетельством незаконности или необоснованности уголовного преследования.

21. Однако, если уголовное дело было возбуждено, несмотря на наличие указанных выше обстоятельств, либо вред причинен вследствие продолжения уголовного преследования после возникновения или установления таких обстоятельств, за исключением случаев продолжения уголовного преследования в связи с возражением лица против его прекращения по данным основаниям, лицо имеет право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК РФ.

22. Если суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о наличии оснований для оправдания лица, возражавшего против прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, то это лицо подлежит реабилитации <639>.

--------------------------------
<639> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 1.

23. И еще один не менее важный момент. Правила к.с. не распространяются на случаи, когда постановленный обвинительный приговор отменен или изменен ввиду недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Между тем за осужденным остается право обжалования решения об отмене или изменении обвинительного приговора в части оснований отмены или изменения приговора. В случае, когда лицо, совершившее общественно опасное деяние, не достигло возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, отсутствует обязательный признак состава преступления - нет субъекта преступления. Это означает, что в приведенной ситуации осужденный может ходатайствовать об отмене или изменении обвинительного приговора (с прекращением уголовного дела или прекращением дела в части) по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, без указания на недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Тем более что действующим УПК РФ такого основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) не предусмотрено.

24. Термин "недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность" нельзя понимать буквально. Несомненно, здесь речь идет о возрасте, с момента наступления которого возможно привлечение лица к уголовной ответственности.

25. Понятие "меры процессуального принуждения", использованное в к.с., подлежит расширительному толкованию и не ограничивается лишь теми действиями, которые перечислены в разделе 4 УПК РФ. Мерой процессуального принуждения является процессуальное, в том числе следственное, действие, которое сопровождалось осуществляемым не по воле лица ограничением его прав, свобод или интересов (принуждением).

26. Физические лица, не указанные в ч. 2 к.с., незаконно подвергнутые в ходе производства по уголовному делу мерам процессуального принуждения, а также юридические лица, которым незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя (дознавателя и др.), органа дознания в ходе производства по уголовному делу причинен вред (например, вследствие незаконного наложения ареста на имущество юридического лица), не отнесены уголовно-процессуальным законом к кругу лиц, имеющих право на реабилитацию. Однако в случае причинения вреда указанным лицам они имеют право на его возмещение в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

27. Лица, не имеющие права на реабилитацию и на возмещение вреда на основании ч. 3 к.с., в случае причинения им вреда следователем (дознавателем и др.), прокурором или судом в соответствии с частью 5 статьи 133 УПК РФ имеют право на его возмещение в порядке гражданского судопроизводства (например, в случае причинения вреда при проведении оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела; в случае причинения вреда лицам, к которым при производстве по уголовному делу непосредственно меры процессуального принуждения не применялись) <640>.

--------------------------------
<640> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 1.

28. См. также содержание и комментарий к ст. ст. 24, 27, 135, 136 УПК РФ.

29. См. также комментарий к ст. ст. 5, 24, 44 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Согласно Конституции РФ (ст. 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Это положение базируется на концепции демократического правового государства, в котором, в отличие от господствующего в тоталитарном государстве бесчеловечного правила "лес рубят - щепки летят", во главу угла выдвигаются интересы личности и само государство, подчиняясь требованию верховенства закона, ответственно перед каждым из своих граждан за нормальную работу всего механизма власти и управления. Особое значение это положение имеет в сфере уголовного судопроизводства, где решается вопрос о виновности в совершении преступления и о применении уголовной репрессии и речь идет о чести, свободе, имуществе лица - словом, о судьбе человека. Теперь эти вопросы решаются в УПК РФ.

2. Понятие реабилитации в уголовном процессе связывается с двумя основополагающими категориями - невиновностью и справедливостью, т.е. с такими случаями, когда уголовному преследованию, будучи невиновным, подвергается тот, кто преступления не совершал, а это значит, что все лишения, связанные с уголовным преследованием, он претерпел зря, несправедливо; воздаяние последовало при отсутствии деяния. Между тем в теории и практике уголовного судопроизводства сложилось двоякое определение понятия реабилитации. Иногда оно трактуется как сам факт признания невиновным гражданина, подвергавшегося уголовному преследованию; в других случаях в содержание данного понятия включаются также и правовые последствия признания невиновным, а именно: возмещение безвинно пострадавшему причиненного вреда, восстановление его в прежних правах, возвращение имущества, званий и наград. Такую двойственность допускает и действующий УПК РФ. Так, из содержания ч. 1 комментируемой статьи явствует, что право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, а в ч. 1 ст. 135 УПК РФ говорится о возмещении имущественного вреда реабилитированному, т.е. тому, кто уже признан невиновным, но еще не получил от государства компенсации за свои незаслуженные страдания.

3. Важнейшей особенностью правового института, о котором ведется речь, является субъектный состав правоотношений, которые складываются на его основе. Вред, причиненный невиновному гражданину вследствие его уголовного преследования, возмещается не должностным лицом (дознавателем, следователем, прокурором, судьей), в причинной связи с действиями которых этот вред образовался, и не органами государства, на службе в которых названные должностные лица состоят, а государством, причем независимо от вины должностных лиц и независимо от того, в каком звене правоохранительной системы произошел сбой, где, на каком этапе движения уголовного дела допущенная ошибка усугублена, кто и в какой мере причастен к этой ошибке или злоупотреблению, повлекшему уголовное преследование невиновного и связанные с этим лишения. В такой юридической конструкции заложен глубокий философский, политический и нравственный смысл. Свою судьбу в сфере обеспечения правопорядка и отправления правосудия гражданин вверяет не Н-скому отделу внутренних дел, Н-ской прокуратуре и не Н-скому суду, а государству, которому принадлежит прерогатива (исключительное право) уголовного преследования. Потому восстановительно-компенсационные правоотношения, возникающие из причинения вреда уголовным преследованием невиновного, имеют субъектный состав "государство - гражданин".

4. Согласно ч. 2 комментируемой статьи, а также статьям, к которым она отсылает, правом на реабилитацию наделены:

подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, иначе говоря, оправданный по суду;

подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного или частного обвинителя от обвинения;

подозреваемый, обвиняемый, осужденный, уголовное преследование в отношении которых прекращено: а) за отсутствием события преступления; б) за отсутствием в деянии состава преступления; в) за отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, когда такое дело на законном основании (ч. 4 ст. 20 УПК РФ) возбуждено в порядке публичного обвинения ввиду того, что преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами; г) ввиду отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления в действиях лица, в отношении которого установлен особый порядок уголовного судопроизводства, или же отсутствия согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемого в отношении такого лица (имеются в виду члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, судьи Конституционного Суда РФ, судьи судов общей юрисдикции и арбитражных судов, депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, прокуроры, следователи и адвокаты); д) ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; е) ввиду наличия в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; ж) ввиду наличия в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления дознавателя, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; з) вследствие отказа Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказа Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.

Право на реабилитацию имеют также:

осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершенному преступлению, ввиду отсутствия события преступления или отсутствия состава преступления и некоторым другим основаниям (п. п. 3 - 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Существенное отличие подобных ситуаций от оправдания в суде заключается в том, что ошибка в виде уголовного преследования невиновного обнаруживается позже, т.е. при пересмотре обвинительного приговора в апелляционном, кассационном, надзорном порядке или ввиду новых либо вновь открывшихся обстоятельств. Если обвинительный приговор отменен и дело прекращено не полностью, а частично, то и восстановительно-компенсационные правоотношения, связанные с реабилитацией, также складываются лишь в той части обвинительного приговора, в которой он отменен;

лицо, в отношении которого были применены принудительные меры медицинского характера, - в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

5. Вышеизложенные законоположения об основаниях и условиях реабилитации относятся к числу самых спорных и запутанных. Они резко контрастируют и с теоретическими воззрениями, и с накопленным опытом применения института реабилитации в прошлом, и с внутренним смыслом реабилитации как правоотношения, органически связанного с двумя основополагающими категориями - невиновности и справедливости. Государство является должником только по отношению к тому из своих граждан, кто от уголовного преследования пострадал, будучи невиновным в совершении преступления, иначе говоря, пострадал ни за что, когда воздаяние последовало при отсутствии виновно совершенного деяния. Данное обстоятельство удостоверяется оправданием по суду или же прекращением уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, тождественным основаниям оправдательного приговора, каковыми являются: неустановление события преступления (что равнозначно отсутствию события), непричастность лица к совершению преступления, отсутствие состава преступления и вынесение присяжными оправдательного вердикта (ч. 1 ст. 302 УПК РФ), отказ обвинителя от обвинения. Все остальные законные основания прекращения уголовного преследования объективно относятся к нереабилитирующим, не порождающим восстановительно-компенсационных обязательств государства по отношению к лицу, освобожденному от уголовной ответственности. Ни прекращение уголовного дела (например, об изнасиловании) вследствие отсутствия обязательного заявления потерпевшего, ни прекращение уголовного дела в связи с отказом соответствующего органа в согласии на уголовное преследование представителя отдельной категории лиц, ни даже прекращение уголовного дела, ошибочно возбужденного второй раз об одном и том же преступлении, не означает официального признания невиновным и не имеет отношения к реабилитации.

6. Согласно ч. 4 комментируемой статьи правило о реабилитации не распространяется на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния. Однако из сопоставительного анализа п. 3 ч. 2 этой же статьи и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, к которому она отсылает, явствует, что истечение сроков давности и смерть подозреваемого и обвиняемого также порождают право на реабилитацию. Налицо очевидное противоречие с трудно предсказуемыми практическими последствиями, хотя очевидно, что категории невиновности, несправедливости и реабилитации и здесь ни при чем.

7. Согласно ч. 3 комментируемой статьи право на возмещение вреда в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, имеет также любое лицо, незаконно подвергавшееся мерам процессуального принуждения. Это законоположение порождает новое недоумение и новые вопросы без ответов. Получается, что на основании УПК РФ возмещения убытков может требовать и тот, чье имущество повреждено при обыске, произведенном с нарушением процедуры следственного действия, а денежной компенсации на основании норм УПК РФ вправе требовать тот, кто унижен при производстве освидетельствования, и т.д. и т.п., хотя эти следственные действия вообще не были связаны с уголовным преследованием данных лиц, а производились в целях собирания доказательств, и категории невиновности и реабилитации к этим случаям вообще не имеют никакого отношения. Кроме того, это положение затуманивает смысл сформулированного в завершающей ч. 5 все той же ст. 133 УПК РФ правила, согласно которому "в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства", потому что таких случаев практически не остается.

8. Нельзя не отметить и того, что ч. 4 комментируемой статьи об основаниях права на реабилитацию находится в неразрешенном противоречии с ч. 3 ст. 27 УПК РФ об основаниях прекращения уголовного преследования (см. комментарий к ней). В обеих нормах речь идет о следующих случаях: а) когда предусмотренное уголовным законом деяние совершено лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность; б) когда такое деяние совершено несовершеннолетним, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом. Часть 3 ст. 27 УПК РФ предписывает при наличии любого из этих обстоятельств уголовное преследование прекратить за отсутствием состава преступления, т.е. реабилитировать подозреваемого, обвиняемого (судебное разбирательство в аналогичных случаях завершается оправдательным приговором), а ч. 4 комментируемой статьи решительно отказывает таким лицам в реабилитации.