Перейти к основному содержанию

Статья 69 УПК РФ. Отвод переводчика

Новая редакция Ст. 69 УПК РФ

1. Решение об отводе переводчика в ходе досудебного производства по уголовному делу принимает дознаватель, следователь, а также суд в случаях, предусмотренных статьей 165 настоящего Кодекса. В ходе судебного производства указанное решение принимает суд, рассматривающий данное уголовное дело, или судья, председательствующий в суде с участием присяжных заседателей.

2. При наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 61 настоящего Кодекса, отвод переводчику может быть заявлен сторонами, а в случае обнаружения некомпетентности переводчика - также свидетелем, экспертом или специалистом.

3. Предыдущее участие лица в производстве по уголовному делу в качестве переводчика не является основанием для его отвода.

Комментарий к Статье 69 УПК РФ

1. Решение об отводе переводчика в пределах своей компетенции вправе принять следователь, дознаватель, начальник подразделения дознания, руководитель (член) следственной группы (группы дознавателей), руководитель следственного органа, а также рассматривающий в судебном заседании в порядке, предусмотренном ст. ст. 108, 118, 125, или 165 УПК РФ, ходатайство (протокол об имевшем место нарушении) органа предварительного расследования (соответствующую жалобу) судья.

2. Право сторон заявлять отвод переводчику проистекает также из положений, закрепленных в п. 5 ч. 2 ст. 42, п. 4 ч. 4 ст. 44, ч. 3 ст. 45, п. 5 ч. 4 ст. 46, п. 5 ч. 4 ст. 47, п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 8 ч. 2 ст. 54, ч. 2 ст. 55, ст. 244, ч. 1 ст. 266, ч. 3 ст. 399, п. 5 ч. 2 ст. 426, п. 1 ч. 1 ст. 428, п. 2 ч. 2 ст. 437 УПК РФ.

3. В первом предложении ч. 1 ст. 69 УПК РФ речь идет о ситуациях, предусмотренных ст. 165 УПК РФ. Но не только в этих случаях процессуальное решение на стадии предварительного расследования в рамках специфического судебного заседания принимает суд.

4. В порядке, предусмотренном ч. ч. 4 - 7 ст. 108 УПК РФ, судом рассматриваются также ходатайства следователя (дознавателя и др.) об избрании подозреваемому (обвиняемому) залога (ч. 2 ст. 106 УПК РФ), домашнего ареста (ч. 2 ст. 107 УПК РФ), о заключении подозреваемого (обвиняемого) под стражу (ст. 108 УПК РФ), о продлении срока содержания обвиняемого под стражей (ч. 2 ст. 109 УПК РФ), о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК (ч. 2 ст. 427 УПК РФ) или же о переводе в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, заключенного под стражу лица, у которого установлено наличие психического заболевания (ч. 1 ст. 435 УПК РФ). Кроме того, на стадии предварительного расследования в порядке ст. 118 УПК РФ суд рассматривает протокол органа предварительного расследования об имевшем место нарушении, за которое на нарушителя может быть наложено денежное взыскание. В порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, суд в судебном заседании рассматривает и разрешает жалобы на постановления следователя (дознавателя и др.) об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно на иные их решения и (или) действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, а также затруднить доступ граждан к правосудию.

5. В этой связи напрашивается вопрос, кто уполномочен принимать решение об отводе переводчика в ходе таких судебных заседаний? Данные процессуальные решения следственными действиями не являются и, соответственно, при существующей редакции ч. 1 ст. 69 УПК РФ судебные заседания, в ходе которых выносятся соответствующие постановления, мы не можем без каких-либо оговорок отнести к случаям, предусмотренным ст. 165 УПК РФ. Между тем, не нарушая основных идей, заложенных законодателем в главу 9 УПК РФ и соответственно в ст. 69 УПК РФ, мы в то же время не в состоянии запретить суду принимать вышеперечисленные решения и в предложенной ситуации.

6. Будучи не вполне согласными с той позицией, которая сейчас будет высказана, все же хотели бы заметить следующее. Так как законодатель прямо не указал на то обстоятельство, что при рассмотрении ходатайства следователя (дознавателя и др.) в порядке, предусмотренном ч. ч. 4 - 7 ст. 108 УПК РФ (вынесении постановлений в порядке, установленном ст. ст. 118 и 125 УПК РФ), решение об отводе принимает только суд, нельзя признать незаконным вынесение соответствующего постановления и органом предварительного расследования.

7. Переходим к анализу ч. 2 к.с. Закрепленный здесь перечень лиц, которые вправе заявить отвод переводчику, вряд ли можно признать безукоризненным. Не все из указанных субъектов наделены правом "заявить отвод переводчику". Ряд субъектов со стороны обвинения не заявляет, а разрешает заявленные отводы. Правда, формулировка ч. 2 ст. 69 УПК РФ позволяет говорить о предоставленной им законодателем возможности также заявить отвод. Отвод переводчику следователь (дознаватель и др.), по крайней мере, может заявить в ходе судебного заседания, производимого в порядке ст. 165 УПК РФ. Как известно, в таком судебном заседании отвод переводчику разрешается судом.

8. Попробуем также выяснить, что понимается законодателем под некомпетентностью переводчика. Исходя из закрепленного в ч. 1 ст. 59 УПК РФ определения переводчика, некомпетентный переводчик - это вообще нонсенс. Переводчик - это определенного рода лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода. Может существовать человек, который не в состоянии (не имеет на то права) выступать в качестве переводчика. Некомпетентность такого лица выражается в том, что оно не владеет или же не владеет свободно языком, знание которого необходимо для перевода.

9. О.А. Зайцевым высказано мнение, согласно которому некомпетентность лица, приглашенного в качестве переводчика, может заключаться также в том, что оно "не владеет или недостаточно владеет":

- "юридической, а при необходимости и иной терминологией;

- методикой перевода и др." <406>.

--------------------------------
<406> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 180.

10. Что значит, недостаточно владеет "юридической" и "иной терминологией"? Да и вообще можно ли найти юриста, а тем более лицо, свободно владеющее необходимым для перевода языком, которое одновременно знало бы ("достаточно" владело) и всю юридическую, а также "иную" терминологию? Но не только трудности, связанные с поиском людей со столь широким кругозором, не дают нам возможности согласиться с точкой зрения автора. Вряд ли где-либо закреплена правовая основа рассматриваемого суждения. В отсутствие же таковой принятое следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) решение об отводе переводчика в связи с недостаточным владением (невладением) им юридической и (или) иной терминологией может быть признано незаконным. Уже только поэтому мы не можем рекомендовать правоприменителю принятие в исследуемой ситуации предлагаемого О.А. Зайцевым решения.

11. Несколько слов о невладении или недостаточном владении методикой перевода как об основании отвода лица от участия в уголовном процессе в качестве переводчика. Если речь идет о несвободном владении языком, необходимым для перевода, то здесь нет ничего нового. Но то, как О.А. Зайцев излагает свою точку зрения, приводит к мысли, что невладение или недостаточное владение методикой перевода может быть основанием отвода переводчика и в том случае, когда последний свободно владеет необходимым для перевода языком. Без дополнительных разъяснений со стороны автора (а таковые в работе отсутствуют) нам трудно представить такую ситуацию, когда лицо, знающее язык, твердо помнящее, как на этом языке следует говорить, читать, писать и умеющее осуществлять перевод с этого языка на тот, на котором ведется судопроизводства, а также в обратном направлении, одновременно не владеет или же недостаточно владеет методикой перевода.

12. О.А. Зайцев считает, что некомпетентность лица, приглашенного в качестве переводчика, может заключаться и в чем-то другом. Анализируемое его суждение заканчивается словосочетанием "и др.". Что же это за "другие" обстоятельства, автор не разъясняет. Нам они не известны. Думаю, если бы они были известны О.А. Зайцеву, он бы их указал. Поэтому мы некомпетентность, о которой идет речь в ч. 2 к.с., позволим себе ограничить лишь имеющимися у лица трудностями с владением (свободным владением) либо языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, либо с одним из тех (других) языков, знание которого необходимо для перевода.

13. Закрепленный в ч. 2 к.с. перечень, состоящий из свидетелей, экспертов или специалистов, следует признать исчерпывающим. Иначе говоря, закрепленным в ч. 2 к.с. правом не наделены: адвокат свидетеля, приглашенный для участия в допросе несовершеннолетнего свидетеля педагог и все другие, не являющиеся сторонами участники уголовного процесса, сколь не был бы похож их правовой статус на правовое положение свидетеля, эксперта или же специалиста. Исключением из этого правила, думается, может быть лишь правовой статус законного представителя несовершеннолетнего свидетеля. Законный представитель несовершеннолетнего свидетеля обладает всем комплексом прав, предоставленных несовершеннолетнему свидетелю. Поэтому нами и рекомендуется распространение на его правовой статус права заявления отвода переводчику в случае обнаружения некомпетентности последнего.

14. И еще одно уточнение. Самоотвод в связи со своей некомпетентностью, думается, вправе заявить и сам переводчик (лицо, привлекаемое к участию в уголовном процессе в искомом качестве).

15. В ч. 3 к.с. речь идет о предыдущем участии лица в производстве по уголовному делу в качестве переводчика. Данный вид "участия" имеет и свою специфику. "Участие в производстве по уголовному делу" предполагает осуществление определенного рода деятельности. Рассматриваемая деятельность обычно представляет собой процесс участия лица в качестве переводчика лишь в отдельно взятом процессуальном действии. "Участие" в таком действии предполагает, по крайней мере, предоставление переводчику возможности присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) действии, которые в своей совокупности составляют более крупное процессуальное действие, в котором он принимает участие. Например, если переводчик участвовал в допросе, он имел право в процессе этого процессуального действия слышать не только показания допрашиваемого, но и все задаваемые последнему вопросы, заявления (замечания) всех присутствующих при следственном действии лиц, наблюдать за совершением каждого действия следователя (дознавателя и др.), вплоть до непосредственного осмотра представленных (изготовленных) в процессе допроса объектов, требовать дополнения протокола следственного действия и внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола допроса.

16. Все это он делает одновременно с осуществлением собственно перевода на язык, на котором ведется судопроизводство (обратного перевода) как устно, так и иным образом сообщенных (закрепленных в документах) сведений.

17. Переводчик обладает и иными правами, реализация которых может указывать на его предыдущее участие в уголовном судопроизводстве.

18. И еще об одном моменте. Несмотря на то что участие переводчика может ограничиться участием лишь в одном процессуальном действии, если в искомом качестве лицо принимает участие в нескольких допросах, очных ставках и т.п., закон не требует каждый раз выносить новое постановление (определение) о назначении его переводчиком. Для привлечения одного лица, свободно владеющего языком, знание которого необходимо для перевода, для участия в уголовном судопроизводстве в качестве переводчика достаточно вынесения одного названного процессуального документа.

19. См. также комментарий к ст. ст. 61, 62, 65, 66, 271, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК РФ <407>.

--------------------------------
<407> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Основания и порядок отвода переводчика в российском уголовном процессе. Комментарий к Статье 69 УПК РФ УПК РФ. М., 2005; Рыжаков А.П. Переводчик в уголовном процессе: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Другой комментарий к Ст. 69 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Закон устанавливает право заинтересованных лиц заявить отвод переводчику по двум мотивам: его заинтересованности в деле (основания указаны в ст. 61 УПК РФ) и некомпетентности.